Кто такие хипстеры? Не путайте с хиппи!

Современное «общество потребления» с характерным для него постоянным падением уровня духовности как в странах христианского, так и мусульманского мира, породило внутри себя некий протест. Естественно, что происходило это в молодежной среде, склонной, как обычно к нежеланию следовать советам, а значит и идеям, старших. Само понятие «хипстер» возникло в США, в 40-е годы 20-го столетия. Первых американских хипстеров объединяло увлечение джазом, его революционным стилем «бобоп», ломавшим все принципы традиционного свинга. Следующее поколение молодежи помешалось на биг-бита. Так возникли «битники». И вслед за ними – поколение «хиппи» уже на волне рок-культуры. Еще позднее появились панки, отрицавшие ценности всех предыдущих хипстеров.
Само явление «хипстеризма» достаточно противоречиво. Появилось немало серьезных исследований и изданий на эту тему. Большинство специалистов сходятся во мнении, что в основе любой из форм хипстеризма лежит «нонкомформизм», нежелание соглашаться с общепринятыми нормами. Существует и совсем иное мнение, что хипстер – это сверхмодник, признающий только самое современное и необычное в одежде, в искусстве, в кино, в музыке, в технике, недоступное для так называемых «обычных людей».
В Советском союзе еще в ранние 50-е возникло такое противопоставление как «чуваки» (презрительно обзывавшиеся «стилягами») и «жлобы». Как показали социологические исследования, проведенные в США в 2013 году изданием «Public Policy Polling”, большинство преуспевающих представителей среднего класса, так называемых «американских жлобов», мягко говоря, недолюбливают своих хипстеров. Скорее всего, из чувства подсознательной зависти, прикрываемой презрением. В советской действительности всегда чувствовалась нелюбовь к тем, кто резко выпадал из общей массы «простых людей» своими взглядами и внешним видом. Этого требовала тогдашняя идеология. Я испытал это на своей шкуре еще в 50-е годы, будучи типичным «чуваком» и прозиравшим советских «жлобов» в ответ на их презрение ко мне.
А теперь об особой группе хипстеров-нигилистов, называемых панками. Это движение возникло в Великобритании, в середине 70-х, в период, когда Премьер-министром была Маргаретт Тэтчер. Пытаясь спасти английскую экономику, она произвела ряд радикальных реформ, которые позволили стране остаться на плаву в ситуации кризиса. Но, возникли и отрицательные последствия: в Англии образовалась массовая безработица среди молодежи. Возникло множество вынужденных бездельников, причем во всех слоях молодежи, независимо от социального статуса. Незанятость молодежи – это страшная сила, огромная энергия которой, направлена на разрушение, на хаос. И как результат – глобальный нигилизм, отрицание всех основных ценностей предыдущих поколений. И, прежде всего, ненависть к поколению хиппи и их рок-музыке. На майках панков появляются слоганы типа «I hate Pink Floyd» — «Я ненавижу «Пинк Флойд» — наиболее популярную и утонченную британскую рок-группу. Этим лозунгом панки хотели подчеркнуть свое презрение к идеалам своих родителей. По всей стране и, прежде всего – в Лондоне, чтобы хоть как-то разрядить неиспользованную энергию, возникает огромное количество любительских ансамблей, играющих во дворх, на улицах, в метро, в гаражах и в небольших пивнушках – пабах. Одной из первых таких групп стала «Sex Pistols», состоявшая из продавцов лондонского секс-шопа, которым владел Малколм Макларен, считающийся идеологом движения панков. Основным «творческим» принципом панк-групп с самого начала стало открытое презрение к профессионалам, нарочитое неумение играть, подчеркнутое невладение инструментами, незнание гармонии и отсутствие слуха. Единственным музыкальным стилем, которые признази панки, стал «рэггей» — музыка негров острова Ямайка. Как следствие этого в Лондоне появилось множесто представителей этого острова в качестве музыкантов и ди-джеев. Что касается истоков музыки панков, то она произошла от американских гараж-бэндов, появившихся еще в конце 60-х. Первые серьезные группы этого наравления, такие как «Ramones» или «New-York Dolls» в Штатах не прижились, очевидно по причине слабого накала недовольства и нигилизма в более преуспевающей Америке. Они вынуждены были все чаще бывать в Англии, где и нашли своего слушателя. Но в Англии неожиданно произошла трансформация в сфере поп-музыки. Как это бывает в природе, когда уродливая гусеница неожиданно превращается в прекрасную бабочку, так музыка панков под давлением продюсеров, занявшихся ее записью и изданием, превратилась к началу 80-х в красивое явление под названием «Новая волна».
Возвращаясь к вопросу о современных российских хипстерах, хочется заметить, что большинство из них полностью аполитичны. Они игнорируют СМИ, находясь в замкнутом мире своих соцсетей. Но не все. Некоторые следят за событиями, происходящими в мировой политике, в частности – на Украине. И, поняв, что на этом можно лишний раз заявить о себе, примыкают к представителям так называемой «пятой колонны». Яркий пример – панк-группа «Pussy Riot», которой, с их убогим уровнем, но нарочито скандальными акциями без запрета со стороны наших властей ничего не светило бы. А так – весь Западный мир узнал о них, да еще и поддержал. Меня особенно расстроила тогда Мадонна, уважаемая профессионалка, неожиданно выступившая в их защиту, поддавшись политике нагнетания антиросийского бума, проводимой Вашингтоном.