Интервью изданию «Аргументы недели»

–  Клуб существует полгода, можно ли говорить о том, что он состоялся?

 – Пожалуй, да. При этом, без ложной скромности, клуб уникален. Так считают многие гости и музыканты, выходившие на сцену клуба, а прежде побывавшие в разных странах и повидавшие достаточно, чтобы придти к такому мнению. Клуб оборудован первоклассной звуковой аппаратурой, включающей пульт, к которому подключены звуковые порталы и система мониторов; на сцене – рояль, Rhodes piano, две ударные установки, прозрачная ширма, направляющая звук барабанов, есть возможность подключения любых синтезаторов. Клубные концерты можно наблюдать в режиме online в Интернете на сайте клуба и сайте Фонда «ArtBeat», их записи копятся в отдельном архиве и доступны для просмотра. Также клуб оборудован тремя экранами, что позволяет устраивать показы редких музыкальных фильмов. Но главное не столько в технике, сколько в публике и музыкантах: клуб объединил вокруг себя высокопрофессиональных исполнителей и ценителей музыки самых разных направлений, от джаза до рока и классики.

– То есть у клуба уже сформировалась своя аудитория?

– Именно так. Причем самая разнообразная – как по возрасту, так и по пристрастиям. К примеру, на клубный проект «ProgDay» (совместный с журналом «InRock») приходят поклонники рок-музыки, на «Monday Drummer» – профессиональные барабанщики, на «SaxDay» – студенты Гнесинки, на «Мэдд Чиф Шоу» – молодежь, танцующая  хип-хоп, брейк и электрик-буги, на «Opera Nitgh» – вокалисты и инструменталисты ведущих музыкальных театров, а также их поклонники… В наступившем году будут запущены проекты для детей по выходным дням – таким образом, интересное для себя в клубе найдут все, от мала до велика.

Насколько успешно в финансовом плане существует клуб?

 – Задачу извлечения прибыли из клуба мы не ставили, этот проект – некоммерческий. А нацеленность на прибыль может привести к понижению уровня репертуара, что для нас недопустимо. Поэтому клуб опирается на поддержку людей, понимающих важность нашей миссии и бескорыстность намерений, на добровольные пожертвования главному учредителю клуба, Фонду «ArtBeat» – как от серьезных меценатов, так и от простых посетителей. Все это – а также то, что в последнее время едва ли не каждый вечер в клубе аншлаг, – позволяет нам уверенно смотреть в будущее.

А что из задуманного не получилось?

 – Я бы сказал иначе: кое-что из запланированного мы еще не начали воплощать. В частности, литературные вечера, встречи с писателями и поэтами. Лично у меня просто  не хватает времени и сил для осуществления давней мечты – создать «Театр абсурда», где в рамках одного спектакля совмещались бы музыка, поэзия, пантомима и клоунада. Причем в неожиданных, сюрреалистических сочетаниях. Надеюсь, в ближайшем будущем все это осуществится, и музыкальный клуб преобразится в своего рода «Дом Культуры».

Кстати, когда-то вы сказали, что после открытия «Клуба Козлова» будете играть только в нем. Однако продолжаете  выступать и в других клубах, почему?

 – С первых же дней работы клуба я сознательно ограничил число своих выступлений в нем, чтобы больше предоставлять сцену другим. А чтобы финансово поддержать «Арсенал», я решил продолжить выступления в других привычных мне местах – в «Форте», в клубе «Союз композиторов», в «Клубе Игоря Бутмана». Это не имеет никакого отношения к конкуренции между клубами – просто у каждого из них давно сложилась постоянная аудитория, чьи пристрастия надо уважать и поддерживать.

–  Концертная программа «Клуба Козлова» очень разнопланова. Это делается намеренно? И если да, то зачем?

 –  Для ответа надо вернуться в предысторию клуба. Его создание – одна из акций проекта «ArtBeat», стартовавшего в 2011 году с целью поддержки современной инструментальной музыки России. Затем, в начале 2012-го, для сбора и направления средств на различные виды деятельности проекта был учрежден Фонд «ArtBeat» Но все это, так сказать, организационные тонкости. Главное же – проект «ArtBeat» был создан для помощи самым разным музыкальным жанрам и стилям: джазу, прогрессив-року, фьюжн, фанку, world music, электронному нью-эйджу, камерной импровизационной музыке… Поэтому афиша клуба состоит из разнообразных клубных проектов, объединенных лишь тем, что в каждом звучит качественная музыка в исполнении мастеров жанра. За время с открытия клуба в нем прошли концерты с участием Германа Лукъянова, Алексея Кузнецова, Анатолия Герасимова, Вячеслава Горского, Ивана Смирнова, Владимира Голоухова, Анны Королевой, Дмитрия Илугдина, Феликса Лахути, Антона Горбунов, Петра Ившина, Алекса Ростоцкого, Льва Слепнера (проект «Marimba plus»), Евгения Лебедева, Антона Давидянца, Ивана Фармаковского, Павла Чекмаковского, Сергея Клевенского, Николая Моисеенко, Дмитрия «Dr.Nick» Казанцева, Ольги Олейниковой, Александра Костарева…  список, полагаю, впечатляет. При этом часть концертов проходит в рамках постоянных проектов: «FuzzionDay» (музыка в стиле фьюжн), «BazzDay» (бас-гитара как лидирующий инструмент), «SunJam» (инструментально-вокальные джемы), уже упомянутые «Monday Drummer» (мастер-классы для барабанщиков, проект Игоря Джавад-заде), «ProgDay» (ежемесячные мини-фестивали прогрессив-рока), «SaxDay» (концерты молодых саксофонистов, проект заслуженного артиста России, профессора РАМ им. Гнесиных Александра Осейчука), «Madd Chief Show» (импровизации в стиле фанк-хоп), «Оpera Night» (ночные концерты оперного вокала и классической музыки, организатор – пианист и педагог Айк Григорян). Еще один раздел афиши – мастер-классы и концерты известных зарубежных музыкантов и преподавателей музыки (с мая 2012 г. уроки мастерства дали Ришар Бона, Габриэль Гудман, Джерри Бергонци, Доменико Ди Пьядза). Также проходят промо-концерты и презентации альбомов, выпускаемых рекорд-компанией «ArtBeat Music», а их за краткий срок выпущено немало. Плюс в клубе проводятся тематические вечера по истории отечественного джаза и рок-музыки (в частности, 1 октября 2012 года было отмечено 90-летие российского джаза, совпавшее с юбилеем его основателя – Валентина Парнаха).

Все это разнообразие подчинено одной цели – привлечь в Клуб как можно больше творцов и поклонников самых разных жанров качественной музыки. Чтобы они уже сами составили новую общность – публику нашего (а, точнее, в чем-то своего) клуба… И лично у  меня есть ощущение, что задуманное получается – чем дальше, тем больше.

–  Из ваших клубных проектов самое экзотичное название, пожалуй, у «Оpera Night». Что это? И как появилась такая экзотика?

 Это не экзотика. Это дань великому академическому искусству, которое некогда противопоставлялось джазу и рок-музыке. Но сейчас, к счастью, другие времена, молодежь воспринимает все настоящее с равным энтузиазмом… Так вот, «Оpera Night» – это ночные концерты талантливых исполнителей классики. Причем, не только оперных певцов – там  можно услышать струнный квартет, солистов-инструменталистов строго академического стиля… иногда даже стихийно возникает то, что джазмены называют «джем-сэшен».

–  На ваш взгляд, насколько подобные эксперименты сегодня востребованы широкой  публикой?  И не стоит ли ваш клуб несколько в стороне от интересов и устремлений большинства?

 Вопрос типичен для сторонника идеи «Культуру – в массы!», свойственной коммунистической пропаганде… Нет, мой дорогой, никакая пропаганда не способна пробудить в так называемых «простых людях» интересов, выходящих за рамки обывательского уровня. Тем более, что большинство официальных информационных каналов сознательно замусорены низкопробным жмыхом, расчитанным на оболванивание ленивой части населения… Другое дело – доносить высокие идеи до тех, кто родился с изощренной душой и способен воспринимать нечто сложное и возвышенное. Поэтому наша деятельность нацелена на пытливых и непоседливых, на тех, кому не терпится познавать труднодоступное, окунаясь в сферу «субкультуры». Именно там располагается все новое и развивающееся.

– Интерьер клуба сделан с хорошим вкусом: неброская колоритность, стильный минимализм. Занимаясь им, вы вспомнили об образовании, полученном в Архитектурном институте?

 Вообще-то я еще и действительный член Российской академии естественных наук (РАЕН) по разделу архитектуры и дизайна. Специалист не только в деле оформления интерьера. То есть еще одна моя профессия – социальное проектирование, социодизайн. Всю сознательную жизнь я только и делал, что старался изменить наше общество, используя силу воздействия на людей джаза и рок-музыки. Для меня музыка – не цель, а средство.

  Есть мнение, что мы живем в эпоху определенной деградации общества…

Я с ним не согласен. Знаю, что некоторые считают, что уже больше никогда не будет того уровня культуры, что был прежде: столь же великих писателей, поэтов, композиторов, актеров, которые для нас, сегодняшних – «уходяшая натура»… есть такое понятие, появившееся в 20-е годы прошлого века, а, возможно, и раньше… В истории человеческой культуры не раз случались спады, периоды застоя, но никакого вырождения не произошло. Просто менялись стандарты, масштабы культурных событий. Если судить по тому, что мелькает на доступной поверхности культуры – в прессе, по радио и телевидению – то, действительно, создается ощущение вырождения. Но если обратиться к уже упомянутой «субкультуре» – ко всему, что происходит в пространстве, скрытом от обычного информационного поля, – станет ясно, что культура продолжает развиваться успешно. И независимо от планов сильных мира сего.

На такую концепцию мы и нацелены.