2013 — альбом «Поток сознания»

  1. «Нектар лотоса» – уже в самом названии пьесы просматривается история «Арсенала». В 80-е годы, когда ансамбль странствовал по СССР, в его репертуаре как бы сами собой возникали хиты, которые публика просила исполнять, куда бы мы ни  приезжали. Ими были, прежде всего, моя «Ностальгия» и «Корни лотоса» Джона Маклафлина..
  2. «iSindrom» («Ай»Синдром)– в этом названии скрыт смысл, понятный лишь узкому кругу музыкантов, многие годы работавших со мною в клубе «Форте» и других местах. Почти каждый раз перед самым выходом на сцену, когда в зале гас свет и администратор знаками показывал нам: «Пора!», один из нас, чье имя я сохраню в тайне, говоря «Ай! Я дико извиняясь», отпрашивался «на минутку в туалет». Это было столь регулярным, что получило название «синдром».
  3. «Алайский базар» – пьеса посвящена знаменитому базару в Ташкенте, древнейшему в Центральной Азии, возникшему в III тысячелетии до н.э. в долине под горой Олóй, у Великого шелкового пути. В этом месте останавливались многочисленные караваны, перевозившие шелк, секретом производства которого обладали китайцы, а также пряности, драгоценные камни, золото, ювелирные изделия, ковры.
  4. «Уходящая натура» – пьеса, сочиненная мной незадолго до записи данного альбома под влиянием печальных мыслей о безвозвратном уходе великих личностей, на чьем фоне выросло и сформировалось мое поколение: Николая Заболоцкого, Анны Ахматовой и Бориса Пастернака, Бориса Андреева и Николая Крючкова, Леонида Утесова и Исаака Дунаевского, Дюка Эллингтона и Чарли Паркера…
  5. 5.     «Последний взгляд» –  в этой пьесе, наиболее сложной по структуре и содержанию, я пытался отразить переживание, какое испытываешь, когда смотришь на что-то или кого-то и ловишь себя на мысли: ты видишь это последний раз в жизни. Чаще всего такое происходит на проводах родных или близких друзей в последний путь.
  6. «Позавчера» – посвящение американскому композитору Джерому Керну, гениальному мелодисту, создавшему множество всемирно известные хитов, одним из которых была песня «Yesterdays». Несколько аккордов из нее я сознательно вставил в короткое вступление к своей пьесе. Думаю, что и Пол Маккартни, весьма вероятно, также создавал свою знаменитую «Yesterday» под влиянием мелодии Керна.
  7. «Трэйн-самба» – пьеса, посвященная памяти Джона Колтрейна. Она базируется на гармонической основе его знаменитых «Гигантских шагов» и является моей данью традиционному джазу.
  8. «Накануне грядущего» – печальная композиция о тревожном ожидании того, что всех нас ждет, что будет с нами дальше… Но вскоре возникает совсем другое настроение, пафосное и даже отимистическое – «жизнь продолжается!».
  9. «Невидимая тень» – эту композицию я отношу к направлению «new wave» («новая волна»), возникшему в начале 80-х с появлением новых технологий: синтезаторов, секвенсоров, драм-машин.
  10. «Ivy Legaue Waltz» («Вальс Лиги Плюща») – пьеса с непростой историей, а по музыкальной сути – вальс-бостон, то есть медленный вальс. В середине 50-х годов я принадлежал к очень узкому кругу московских пижонов, предпочитавших все только американское (от искусства до одежды), и поэтому называвших себя «штатниками»., старавшихся одеваться, как студенты трех элитарных американских университетов: Гарвардского, Йельского и Принстонского, объединенных в  Айви Лиг, «Лигу Плюща».
  11. «Поток сознания» («Mind Stream») – сложная по форме, многочастная композиция, составленная мною по принципу намеренно нелепого смешения стилей, я бы сказал, по законам сюрреализма. Во вступлении к пьесе звучит миниатюра, написанная для струнного квартета; затем вступает созданная мною на компьютере фонограмма в стиле позднего Джо Завинула; и эта довольно жесткая музыка постепенно вновь приходит к струнному квартету, исполняющему миниатюру, на тему стихотворения «Муха» поэта-обэриута Николая Олейникова, замученного в застенках Ленинградского НКВД летом 1941 года.  Затем – шип патефонной иглы… и…
  12. «Ничего не знаю» – пьеса-посвящение польскому актеру, режиссеру, сценаристу, певцу и шоумену Еугениушу Бодо, любимца довоенных полячек, красавцем и балагуром, жившим полной и счастливой жизнью, которую сломала война. В 1939 году, после раздела Польши между СССР и гитлеровской Германией, он оказался во Львове, где примкнул с бежавшему туда оркестру «Теа-джаз» Генриха Варса. В тот период оркестр записал несколько песен, одну из которых, «Ничего не знаю» я впервые услышал в году примерно 1946-м, когда начал увлекаться джазом и коллекционировать довоенные патефонные пластинки. В 1941 году, после нападения Германии на СССР, обстановка во Львове стала крайне опасной для тех, кто недавно сбежал туда от немцев – патрули НКВД хватали их всех подряд, выискивая немецких шпионов. По одной из версий, 25 июня 1941 года Еугениуш Бодо был арестован на улице как подозрительная личность, переправлен в московские Бутырки, а затем в город Котлас, где и погиб в тюрьме от мучений и голода.

01-Нектар лотоса 01-Нектар лотоса

02-Ай-Синдром 02-iSindom

03-Алайский базар 03-Алайский базр

04-Уходящая натура 04-Уходящая натура

05-Последний взгляд 05-Последний взгляд

06-Позавчера 06-Позавчера

07-Трэйн-самба 07-Трэйн-самба

08-Накануне грядущего 08-Накануне грядущего

09-Невидимая тень 09-Невидимая тень

10-Айви-лиг вальс 10-АйвиЛиг-Вальс

11-Поток сознания 11-Поток сознания