Соул-джаз

                                             Соул-джаз

Само слово “соул” (soul), переводимое с английского как “душа”, в музыкальной сфере первыми стали употреблять джазмены, в частности, саксофонист Джулиан “Кэннонболл” Эддерли (Julian Cannonball Adderley) и контрабасист Чарлз Мингус (Charles Mingus), относя его к новому виду джаза, более открытому и эмоциональному, чем “кул” или “би-боп”, но и более упрощенному гармонически. Многие европейцы считают, что музыка “соул” — это “душевная” музыка. То есть исполненная с чувством, с “душой”. И в этом есть доля истины. Но для американских негров слово “соул” имеет гораздо более глубокий смысл, почувствовать который белому человеку не так просто. У этого термина своя печальная история, связанная с рабством и бесправием, с линчеванием. Еще в давние времена расистски настроенные белые американцы, среди которых было немало верующих и даже набожных людей, пытались для себя как-то оправдать убийство негров-рабов, процесс линчевания. Поэтому и была придумана некая научная теория, что негры — это еще не люди, а, скорее, животные с человеческим телом. Так что, души, в божественном понимании, у них нет. Следовательно, убийство негра не подпадает под нарушение Первой христианской заповеди “Не убий!” и не является грехом. Так как вопрос о душе стал для негров вопросом жизни и смерти, то возникло целое движение, отстаивающее их принадлежность к человечеству, то есть к одушевленным существам. Одной из форм этого движения стали “соул-братства” — общины черных братьев и сестер “по душе”. Постепенно вошло в традицию среди американских негров называть друг друга “соул-братом” или “соул-сестрой”. А впоследствии, в разговорной речи, американцы стали называть “соул” любого человека с черной кожей. Музыкальное направление “соул”, ставшее одним из наиболее влиятельных в поп-культуре 50-х и 60-х годов, образовалось от слияния мощного “ритм-энд-блюза”, и духовных христианскоих песнопений “госпел”, имеющих глубокие корни в движении соул-братства. Одним из первых, кто осмелился соединить эти казалось бы противоречащие друг другу вещи, был Рэй Чарлз (Ray Charles). Метод соединения был довольно прост — на мелодию популярной духовной песни им пелись совсем другие слова, вполне бытового содержания. А ритмической основой стал ритм-энд-блюз. Так, в 1955 году, молитва “My Jesus is All the World to Me” (“Мой Иисус — это весь мир для меня”) превратилась в исполнении Рэя Чарлза в песню “I’ve Got a Woman” (“У меня есть женщина”). При замене духовно-религиозных текстов любовно-эротической тематикой, как например, в песне “Hallelujah, I Love Her So”, сохранялись даже типичные для молитв слова и обороты… Вначале негритянская общественность отрицательно отнеслась к подобным новшествам. Даже известный блюзмен Биг Билл Брунзи (Big Bill Broonzie) осудил Рэя Чарлза за кощунственное соединение блюза с духовной музыкой. Фирма “Атлантик” поначалу не решалась выпускать записи Чарлза, опасаясь потерпеть крах из-за отрицательной реакции религиозных негров и самой церкви. Но настойчивость Рэя Чарлза и, главное, погоня за новыми формами музыкального бизнеса одержали верх. Альбом “What Woud I Say” в 1959 году достиг миллионного тиража. Так появилось направление в поп-музыке, получившее название “соул” и постепенно превратившееся к середине 60-х годов в мощное средство борьбы американских негров за свои права. А в мире инструментального джаза процесс сближения с ритм-энд-блюзом проходил без особых конфликтов. Эта идея воплотилась в творчестве тех музыкантов, кто стремился не столько к экспериментам, сколько к простоте, к доходчивости, к открытости. То, что мы относим к так называемому соул-джазу, несет в себе как черты свинга, так и элементы бопа, не являясь в чистом виде ни тем, ни другим. Наиболее яркие представители движения “соул” в джазе, такие, как саксофонист Эдди Хэррис, не оставались в стороне от различных акций в борьбе за равноправие. Так что в середине 60-х, на волне всеобщего подъема общественного сознания соул-джаз, также как и фанки-джаз, а также черный джазовый авангард играли определенную роль в социо-культурной жизни того поколения. Позднее, к середине 70-х, когда все успокоилось, когда многие требования негритянского населения США были удовлетворены, музыка соул утратила социальный накал и стала частью масскультуры. Зато она дала жизнь целому ряду других направлений. Логическим продолжением “соул” стал “фанк”. На основе “соул” возникло такое явление как “мотаун”, а со второй половины 70-х всю поп-культуру захлестнуло “диско”, построенное также на упрощенных элементах музыки “соул”. Для соул-джаза одними из характерных инструментов стали электро-орган, электро-гитара и тенор-саксофон. Что касается мелодико-гармонической основы, то здесь можно видеть, как джазмены избегают сложных, часто сменяющихся аккордов, предпочитая гармонии, характерные для блюза и кантри. При этом ритмическая основа остается главным образом триольной, то есть свинговой, как и в ритм-энд-блюзе. Хотя такие музыканты как Хэрби Хенкок первыми начали применять ровный ритм на 8/8, уже более характерный для музыки “фанк” и в дальнейшем — в стиле “фьюжн”. Вообще, определить четкую грань между “соул” и “фанк” невозможно, поскольку есть масса примеров, когда все это слито воедино. Важно отметить то, что исполнители, относимые нами к соул-джазу, не смотря на несколько упрощенный подход к гармонии, использовали в своих импровизациях фразировку, заимствованную из бопа. К тому же, соул-джаз – искусство инструментальное и импровизационное. И этим оно отличается от популярных форм ранней соул-музыки, истоки которой можно видеть в творчестве тех свинговых бэндов, которые в поисках успеха ввели в основу своих выразительных средств ритм-энд-блюз, сделав ставку на соответствующий вокал. Такой вид музыки, возникший еще в конце 30-х годов, называется “вестерн свинг” и считается одним из источников рок-н-ролла, наряду с буги-вуги, кантри-вестерн и рядом других направлений. На данном диске можно услышать одну пластинок оркестра Луиса Джордана, типичного представителя “вестерн свинга”. Практически – раннего поп-соул джаза. О том, что Луис Джордан выходец из чистого свинга, говорит присутствие в некоторых песнях этой записи таких солистов как Луис Армстронг и Элла Фитцджеральд. Я надеюсь, что слушатель сам угадает, в каких именно. Для того, чтобы ощутить разницу между музыкой “соул” в ее традиционном понимании и соул-джазом, достаточно послушать запись Ареты Франклин, которую называют “королевой соул”, одной из самых популярных певиц этого жанра. Эта запись относиться к 1969 году, к периоду, когда борьба негров за свои права в США дошла до своей кульминации. В это время соул-звезды нередко призывали черное население страны к пробуждению чувства самосознания. Именно в среде соул-культуры возникли тогда такие лозунги как “Black Is Beautyful” (“Черный – это прекрасно!”) или “Say It Loud — I’m Black And I’m Proud” (“Скажи громко – “Я черный, и горжусь этим!”). Характерно то, в данной записи с Аретой Франклин участвовали многие известные джазмены, и не только черные. Например – барабанщик Грэди Тэйт, контрабассист Рон Картер, пианисты — Джуниор Мэнс и Джо Завинул, саксофонисты — Фрэнк Уэсс, Кинг Кертис, Пеппер Адамс, трубачи – Джо Ньюмэн, Эрни Ройал, тромбонисты – Джимми Кливлэнд, Арби Грин, гитарист Кенни Барелл и многие другие.